Добрo

Падение Римской Империи.

692 сообщения в этой теме

Рекомендованные сообщения

Добрo

Из-за чего же пала Великая Римская Империя, которfz существовало более тысячи лет?

Нельзя сказать, что из-за варварских племен, т.к. римляне побеждали более сильных и могущественные своих противников.

Мне интересно ваше мнение...

Изменено пользователем Полиция

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Закреплённое сообщение
ark101
7 часов назад, Nigmat сказал:

Попробую ответить. Все мои рассуждение касаются только монархии в "неограниченном, абсолютном варианте".
Тут зависит от ситуации конечно. Но скорее всего, для абсолютного монарха любая, даже минимальная самостоятельность любой влиятельной силы - угроза. Он ее так будет воспринимать. Так что он будет не договаривается (как например в феодальных монархиях), а стремиться сломать через колено - у монарха обсуждаемого варианта сил на это хватит. Вспомним хотя бы Петра 1, который подчинил РПЦ атеисту(!). Так что, я считаю что да, нужна такая опора. Но это будет подчиненная опора.
 

 

Римская религия, я считаю, не могла. У меня есть теория на этот счет почему. Но вряд ли это кому интересно и вряд ли имеет отношения к теме. Хотя конечно, в жизни и истории всякое бывает, бывало и неизвестно что было. Если бы у Рима было бы еще 200 лет, может что и получилось бы?

Попытки обожествления делались через одно хорошо известное место. Они, если не ошибаюсь и следа не оставили после себе.  Мне бы хотелось бы, чтобы у римлян получилось бы заиметь Культ императоров и посмотреть, что получилось бы. Но не судьба.

Спасибо за ответ, согласен. ) 

Эээ и почему же ваша теория может бвть никому не интересна? И если это теория о свойствах римской религии, да или пусть даже свойствах религий вообще, то прчему она не по теме? Как минимум такая теория была бы интересна мне, мне еще серию 10 "Религия" писать:)

Изложите, если не сложно, мне кажется эта тема на форуме - хорошая площадка для обсуждения как раз теорий, если они имеют отношение к Риму

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Nigmat
4 часа назад, ark101 сказал:

Спасибо за ответ, согласен. ) 

Эээ и почему же ваша теория может бвть никому не интересна? И если это теория о свойствах римской религии, да или пусть даже свойствах религий вообще, то прчему она не по теме? Как минимум такая теория была бы интересна мне, мне еще серию 10 "Религия" писать:)

Изложите, если не сложно, мне кажется эта тема на форуме - хорошая площадка для обсуждения как раз теорий, если они имеют отношение к Риму

Напишу, но надо понимать, что это «теория» в узком смысле, она сделано не для кого-то, а для себя. Соответственно, не ищите здесь мнимую строгость и смиритесь с некоторой отрывочностью. Это обычные рассуждения обычного человека. Также я пишу слово «бог», с большой буквы только когда я говорю о христианском Боге. Просто так будет понятно.

Есть несколько моментов. Мне придется начинать издалека, что бы понятно все было.

Начнем с первого. Почему христианству вообще удалось так распространится по Европе? Да оно стало доминирующей религией в Римской империи (это тема для отдельного разговора), но не поборола своих оппонентов, как было в Эпохе Возрождения. Я считаю, что одна из главнейших причин – деградация понятия «Бог» и наметившаяся тяга к непомерным абстракциям. Настолько деградация, что оно могла выдержать над собой люболе издевательство. Сама деградация понятия случилось, не по вине христиан, а из-за проникновения примитивных понятй ряда греческих и римских философов. Как эти понятия попали в христианство? Люди не приходят в религия, как Tabula Rasa, у них есть уже культура – в данном случае греческая. А кто занимался, скажем так, «рациональными рассуждениями»? Разумеется, христианские философы, которые испытывали на себе влияние этих философий. Было несколько фракций философов, и так получилось, что победило группа с таким абстрактным воззрением богов. Со взглядом, например, который был у Ксенофана, который насмехался над богами. К счастью, история показала, что взгляды этих интеллектуалов не сыграли свою роль в греческой истории (упадок греческой мифологии и религии начался раньше – не из-за философов). Но эти взгляды восторжествовали позже, уже в эпоху христианства (чуть позже, я это аргументирую). Такое бывает. И тогда и сейчас, в христианстве борятся сторонники, скажем так, «теоретического» отношения к Богу и личного отношения к Богу.

Почему понятие «бог» деградировало и почему это помогло христинатсву распространится? Понятие стало более пустым, бессмысленным. Из-за «интелектуальных» терок ради того, чтобы все-все на свете, все народы и культуры вогнать в образ христинаского мира, Бога, стали понемногоу выкидывать из мира. Сперва Бог перестал быть творящей силой – был наложен своего рода «запрет» на его появление в мире. После его низвели до уровня часовщика один раз создавшего Механизм и устранившегося от влияние на него (уже жуткая деградация). После его низвели до непонятного нечто, «которое просто есть». А дальше его просто выкинули. Как несмешно это звучит, но именно христиане воспитали атеизм европейского типа.
 
Так вот, понятие стало более абстрактым. Но став более абстрактным, им стало легче манипулировать. Легче соединять и разрывать с другими понятиями. Соответственно, стало легче его распространять и пропагандировать. И утвердить идею Вселенского Бога, в ущерб идее Региональных богов, чья власть ограничена территорией и/или какой-либо деятельностью. (Это все важно, что бы было понятно, что я хочу сказать.)

Это на подводит к важному моменту. В римской религии существовало много богов, отвечающий за разные деятельности. Правитель, в нашем случае, абсолютный монарх, может быть покровителем чего-то – искусства, военного дела, торговли, ремесел и т.д. Но у него не получится быть покровителем всего и сразу. Что-то будет лучше чем остальные – нередко, за счет чего-то.  Всегда будет конфликт с каким-то богом, отвечающим за какую-ли деятельность. А значит, всегда будет открытая нелояльная часть религиозного общества. И высших сил – будут враждебные боги, которые равны богам, которых правитель почитает.

Думаю вы понимаете, что в христианстве с абстрактным до нельзя понятием Бога, такое в приницпе невозможно. «Бог один и един».

И если в начале христинской истории боги политеистических религий имели хотя бы статус демонов (например, Баал карфагенян), то позже их просто объявили несущетсвующими. (что также сыграло роль в воспитании атеизма) Многие идеи физических законов возникли именно из-за желанию убедить «мракобесов» в несуществовании их духов и богов. «Ха-ха, вы верите что Дух управляет движением реки? Безбожники, смотрите, здесь механика, ничего более!» Вам это ничего не напоминает? (если это вам напомнило рассуждения недекватных редукционистов и нейрофизиологов, то это не случайно😊).

Такая точка зрения, в целом немыслима для «язычников». Они могут объявить несуществющим чужого бога в каком-то очень редком случае. Но вот так, тотально всех чужих богов объявить несуществующими – такого не бывает. И это, по-своему, ограничивает религиозную власть. Можно вспомнити монголов. Они не преследовали христианство не потому что, как говорят недалекие пропагандисты «воспитывали рабскую покорность», а потому что видели, что христианский бог – очень крутой бог, раз у него под покровительством столько народов. А значит, его надо уважать и искать у него поддержки, в создании своей империи.

Было бы конечно посмотреть, если бы у римлян получилось бы (я думаю могло бы получиться) создать крепкий религиозный стержень без сваливания в неуемную абстрактность, как получилось и христианства.

Сейчас я выжат. Я описал пока один момент – остального коснусь попозже.
 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
ark101
1 час назад, Nigmat сказал:

Напишу, но надо понимать, что это «теория» в узком смысле, она сделано не для кого-то, а для себя. Соответственно, не ищите здесь мнимую строгость и смиритесь с некоторой отрывочностью. Это обычные рассуждения обычного человека. Также я пишу слово «бог», с большой буквы только когда я говорю о христианском Боге. Просто так будет понятно.

Есть несколько моментов. Мне придется начинать издалека, что бы понятно все было.

Начнем с первого. Почему христианству вообще удалось так распространится по Европе? Да оно стало доминирующей религией в Римской империи (это тема для отдельного разговора), но не поборола своих оппонентов, как было в Эпохе Возрождения. Я считаю, что одна из главнейших причин – деградация понятия «Бог» и наметившаяся тяга к непомерным абстракциям. Настолько деградация, что оно могла выдержать над собой люболе издевательство. Сама деградация понятия случилось, не по вине христиан, а из-за проникновения примитивных понятй ряда греческих и римских философов. Как эти понятия попали в христианство? Люди не приходят в религия, как Tabula Rasa, у них есть уже культура – в данном случае греческая. А кто занимался, скажем так, «рациональными рассуждениями»? Разумеется, христианские философы, которые испытывали на себе влияние этих философий. Было несколько фракций философов, и так получилось, что победило группа с таким абстрактным воззрением богов. Со взглядом, например, который был у Ксенофана, который насмехался над богами. К счастью, история показала, что взгляды этих интеллектуалов не сыграли свою роль в греческой истории (упадок греческой мифологии и религии начался раньше – не из-за философов). Но эти взгляды восторжествовали позже, уже в эпоху христианства (чуть позже, я это аргументирую). Такое бывает. И тогда и сейчас, в христианстве борятся сторонники, скажем так, «теоретического» отношения к Богу и личного отношения к Богу.

Почему понятие «бог» деградировало и почему это помогло христинатсву распространится? Понятие стало более пустым, бессмысленным. Из-за «интелектуальных» терок ради того, чтобы все-все на свете, все народы и культуры вогнать в образ христинаского мира, Бога, стали понемногоу выкидывать из мира. Сперва Бог перестал быть творящей силой – был наложен своего рода «запрет» на его появление в мире. После его низвели до уровня часовщика один раз создавшего Механизм и устранившегося от влияние на него (уже жуткая деградация). После его низвели до непонятного нечто, «которое просто есть». А дальше его просто выкинули. Как несмешно это звучит, но именно христиане воспитали атеизм европейского типа.
 
Так вот, понятие стало более абстрактым. Но став более абстрактным, им стало легче манипулировать. Легче соединять и разрывать с другими понятиями. Соответственно, стало легче его распространять и пропагандировать. И утвердить идею Вселенского Бога, в ущерб идее Региональных богов, чья власть ограничена территорией и/или какой-либо деятельностью. (Это все важно, что бы было понятно, что я хочу сказать.)

Это на подводит к важному моменту. В римской религии существовало много богов, отвечающий за разные деятельности. Правитель, в нашем случае, абсолютный монарх, может быть покровителем чего-то – искусства, военного дела, торговли, ремесел и т.д. Но у него не получится быть покровителем всего и сразу. Что-то будет лучше чем остальные – нередко, за счет чего-то.  Всегда будет конфликт с каким-то богом, отвечающим за какую-ли деятельность. А значит, всегда будет открытая нелояльная часть религиозного общества. И высших сил – будут враждебные боги, которые равны богам, которых правитель почитает.

Думаю вы понимаете, что в христианстве с абстрактным до нельзя понятием Бога, такое в приницпе невозможно. «Бог один и един».

И если в начале христинской истории боги политеистических религий имели хотя бы статус демонов (например, Баал карфагенян), то позже их просто объявили несущетсвующими. (что также сыграло роль в воспитании атеизма) Многие идеи физических законов возникли именно из-за желанию убедить «мракобесов» в несуществовании их духов и богов. «Ха-ха, вы верите что Дух управляет движением реки? Безбожники, смотрите, здесь механика, ничего более!» Вам это ничего не напоминает? (если это вам напомнило рассуждения недекватных редукционистов и нейрофизиологов, то это не случайно😊).

Такая точка зрения, в целом немыслима для «язычников». Они могут объявить несуществющим чужого бога в каком-то очень редком случае. Но вот так, тотально всех чужих богов объявить несуществующими – такого не бывает. И это, по-своему, ограничивает религиозную власть. Можно вспомнити монголов. Они не преследовали христианство не потому что, как говорят недалекие пропагандисты «воспитывали рабскую покорность», а потому что видели, что христианский бог – очень крутой бог, раз у него под покровительством столько народов. А значит, его надо уважать и искать у него поддержки, в создании своей империи.

Было бы конечно посмотреть, если бы у римлян получилось бы (я думаю могло бы получиться) создать крепкий религиозный стержень без сваливания в неуемную абстрактность, как получилось и христианства.

Сейчас я выжат. Я описал пока один момент – остального коснусь попозже.
 

 

Спасибо, надо это обдумать. И наверно дождаться продолжений, чтобы рассматривать все в целом... Пока понимание теории есть, но скорее на уровне образов, чем четкое

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
ark101
В 07.06.2018 в 10:41, Venc сказал:

мое мнение что они типа монголов. Монголы тоже расширялись - потом лопнули.

 

Таких стран - десятки было, они по одному и тому же сценарию живут

 

В общем, картина расширялись, а потом лопнули, конечно, верна:) Но она вообще на все случаи жизни. А наверно хотелось бы конкретики. Все таки сценарий лопанья монголов и римлян различен. 

Наверно сменю немного метод создания своей писанины и поставлю некий эксперимент. Мы же форум о стратегических играх, верно? Вот и пофантазирую, какую модель и внутреннюю логику событий заложил бы в игру о Риме, если б это зависело от меня. Для начала переход республики в принципат. Потом принципат в доминат. И потом падение. Посмотрим, что выйдет. Модель "республика в принципат" начну сегодня, может к завтрему или на выходных и опубликую.

Просто столкнулся с тем, что если писать просто текст, начиная с некого момента все понимают его по своему и каждый видит что-то свое. Может в новом формате пойдет веселее:) А может и нет, посмотрим.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
ark101

9.2.8 От идеи до модели

Фаза 1. Когда все хорошо

В прошлом посте пообещал сменить формат своих писаний и излагать их, хм, более формализовано что ли. Попробую вообразить, что нужно написать алгоритм развития событий для стратегической игры про рассматриваемый период, заложить туда параметры, взаимосвязь их между собой, прописать логические цепочки и т.д. и т.п., в общем составить модель. Сие даже будет актуально, ибо многие ждут игры от парадоксов про Рим, я вот точно жду. Меня неоднократно ругали за словоблудие, постараюсь быть кратким: поехали.

Итак моделируем Рим, его расширение в форме республики и переход в принципат. В модели не буду рассматривать две вещи. Первое - борьбу патрициев и плебеев, все-таки считаю ее для модели неважной, к тому же к моменту расширения она уже заканчивалась. Второе - специфику взаимоотношений Рима с италийскими союзниками. Если правда делать игру, это конечно должно быть введено. А вот для словесного описания модели это просто займет время и много букв, а конечная логика событий будет та же, что и при допущении, что Рим сразу давал союзникам права гражданства. Почему я так считаю - будет видно далее. Грубо говоря, гражданские войны и принципат при этом допущении все равно бы состоялись, но например Союзнической войны бы не было. Ну и ладушки.

Изложение - разобьем развитие Рима из маленькой общины в империю на ряд последовательных фаз. Далее буду описывать сами фазы и добавлять по мере необходимости новые параметры, правила и определения. Опять таки задача не охватить все нюансы и тонкости римской политической жизни, а дать некий скелет внутренней логики событий, на которое потом можно наращивать сколько угодно нюансов и подробностей. Все далее сказанное - разумеется полное имхо.

Фаза 1 - начальная, задаем некие исходные параметры и запускаем модель. Условно в фазе 1 Рим - небольшое город-государство с неплохим потенциалом, которое начинает потихоньку облизываться на соседей.

Начнем с простого - с военной составляющей. Делаем легионы по военным характеристикам существенно сильнее аналогичных единиц у соседей. Если уж совсем строго, то не сколько сильнее (римляне любили огребать в войнах и огребать неиллюзорно), сколько более способными к обучению, адаптации к новым вызовам и перениманию полезных новинок от соседей. Плюс знаменитое римское упрямство - был в серии игр Европа такой параметр как "усталость от войны". Грубо говоря, в модели пусть он у римлян растет много медленнее, чем у соперников. Все вышесказанное создает неплохую базу для начальной экспансии, но надо во-первых обозначить не только возможность, но и необходимость расширения, то есть дать мотив для первых завоеваний. Далее военные преимущества римлян не есть величина постоянная. В других фазах их может и не быть, или они могут существенно пострадать. Попробуем поставить их в зависимость от некого внешнего параметра. Для всего этого перейдем к следующему аспекту - модель населения.

Население очевидно уже тогда могло состоять из многих разнообразных групп - а-ля ПОПы в игре Виктория. Но в фазе 1 преобладающей социальной группой приму свободное крестьянство среднего достатка. Так как изначальная римская армия - это скорее гражданское ополчение, именно к численности этой социальной группы привяжем возможность формирования, пополнения, дисциплину, мораль и прочие качества легионов. Если данная группа начнет деградировать и переходить в другие слои - резко снизятся военные возможности республики до перехода к профессиональной армии.

Теперь определим факторы, которые могут привести к снижению численности социальной группы "среднее крестьянство". О Сжатии много уже писал, напомню, что суть процесса в том, что при росте численности населения и сохранении прежних земельных площадей во первых растет общее малоземелье населения, во вторых оно интенсивно разделяется на очень богатых и очень бедных со всеми прочими социальными прелестями данного процесса. 

Введем Сжатие в систему. Население линейно растет и, если не происходит расширения территории, большая часть группы "среднее крестьянство" деградирует в группы малоземельного крестьянства, городских люмпенов, должников и прочие подобные элементы. С другой стороны медленными темпами растет группа богачей-аристократов. Медленными в плане численности, но быстрыми в плане накопления материального достатка.Способа решения проблемы два. Первый - завоевание и выведение колоний на завоеванные территории. Собственно таким путем и пошел Рим, благо военные качества легионов позволяют. Если игрок желает поиграть в пацифиста, то Сжатие и расслоение населения будут расти дальше и он получит в итоге что-то вроде греческой модели полиса с его вечными колебаниями между властью бедного и злого демоса, богатой и тоже злой олигархии или тирании, постоянными переворотами и т.д. и т.п. Т.е. уже на раннем этапе даем игроку выбор. Предположим, что он пошел историческим путем и начал расширение. Переходим к фазе 2, но перед этим заложим основы для простейшей модели политики.

Я много писал о теории Тихомирова, попробую изложить в виде неких правил и набора параметров. В обществе есть некое политическое ядро - Верховная власть. Это не правительство, а некий комплекс идей, вокруг которых вертится остальная политическая структура. В случае если все слои граждан или ветви правительственной власти приходят к конфликту, они апеллируют к этому принципу и на основе его принимается решения кто прав, а кто не очень. С точки зрения модели важно с одной стороны тип этой власти, примем их три классических - демократия, аристократия или монархия, с другой параметр ее влияния - от низкого до высокого. При низком велика вероятность того, что конфликт не будет разрешен мирно, ни к каким принципам никто не будет обращаться, а противоборствующие стороны тупо решат свои споры силой оружия. По сути здесь замаскирована модель начала гражданской войны.

В фазе 1 тип власти примем демократическим (ну или строго говоря власть общины, полиса, всей массы граждан, если кому слово демократия не нравится). Авторитет Верховной власти возьмем высоким.

Последний параметр - правительственная власть. В отличие от верховной - это не судья последней инстанции, а реально управляющие структуры. Причем их может быть несколько - разделение властей, плюс они могут соответствовать разным принципам. Для модели в Риме примем три классических - консулы, сенат, народ. введем для каждой ветви параметр влияния и для начала уравняем (республику хвалили за сбалансированность форм правления). Так же введем общий параметр эффективности правительства и т.к. три власти сбалансированы. Примем его для фазы 1 достаточно высоким.

Итак какие начальные данные имеем и куда двинемся? Сжатие толкает к расширению за счет соседей, а военные преимущества легионов + (и это немаловажно) адекватное управление обеспечивают надежное удержание территорий за собой и по идее высокую эффективность дипломатии. Бодро и победно шествуем в фазу 2 - фазу расширения. О ней - следующий пост. Сорри за много букв.

 

 

Изменено пользователем ark101

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
ark101

Не могу написать следующую часть на компе. Нажимаю на ввод текста вместо этого появляется серое окно, предлагающая вставить файл, а вот окна куда вбивать текст нет. На телефоне все ок, кто нибудь сталкивался с таким? 

Непонятно... Приостановлю тогда пока не разберусь, писать все с телефона нереально, тут есть тех поддержка или что то вроде? Кто ответит заранее спасибо

Изменено пользователем ark101

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
ark101

9.2.8 От идеи до модели

Фаза 2. Расширение. 

Ну попробую с телефона, не бросать же. 

В фазе 2 Рим, используя описанные в предыдущем посте преимущество динамически расширяется и давит врагов. 

С легионами пока полный порядок, они набираются опыта и осваивают новые тактические приемы. Потери в войнах конечно неизбежны и иногда они достаточно ощутимы, но пока существует средний класс, мобилизационный запас Рима практически неисчерпаем, по сравнению с соперниками. 

В социальной сфере тоже пока все относительно хорошо - пока завоевания шли в пределах Италии, Сжатие каждый раз отодвигается новыми захватами и выводом колоний на захваченные земли. Завоевания приводят к еще одному эффекту - растет удельный вес такой социальной группы как рабы. Так как территории пока что захватываются быстрее чем растет население, остается излишек земель, которые рабами (точнее их хозяевами) и осваивается. Растет новое экономическое явление - рабовладельческие виллы. Так как в конечном итоге рабы концентрируются в немногих руках (вилла явно эффективнее использования пары рабов в крестьянском хозяйстве), то активно растет еще одна социальная группа - рабовладельческая аристократия. Растет, как и любая высшая социальная группа, не столько численно, сколько в плане контролируемых ей материальных ресурсов. Впрочем пока их хватает на всех за счет завоеваний и соедний класс держится. 

В политической сфере "полисный" принцип верховной власти пока только укрепляет свой авторитет. Гром военных побед возвеличивает римское  государство как воплощение воли державного римского народа.

А вот в сфере правительственной власти происходят существенные изменения. Общинные порядки мало годятся для управления даже италийской федерацией городов. Первым делом деградирует влияние комиций (народного собрания). Рассеянному и многочисленному населению становится все труднее непосредственно осуществлять и даже осознавать свою волю. Реальная распорядительная власть концентрируется в руках постоянного органа - сената. Его влияние следовательно в модели увеличиваем. Что происходит с третьим элементом - консулами и прочими магистратами? Чувствуя потерю своего непосредственного влияния, народ инстинктивно тянется к демагогам. Сенат в ответ из самосохранения все больше старается контролировать назначение и деятельность должностных лиц, чтобы никто не мог набрать излишнюю популярность. А так как назначение магистратов происходит посредством выборов, а комиции как мы уже выяснили, теряют свою дееспособность, сенат добивается успеха и постепенно начинает подминает под себя деятельность и этой, "исполнительной" ветви власти. Во первых, непосредственно вмешиваясь в деятельность магистратов и стравливая их в случае необходимости друг с другом. Во вторых, продвигая на важные должности представителей ограниченного числа семейств из "своих". 

Итак одна ветвь власти наращивает влияние за счет других. Пока это тоже не страшно и по сути является адаптацией системы к расширению. Сенат, как орган аристократии, причем на первых порах не успевшей выродиться, генерирует из своей среды пусть и далеко не всегда гениальных, но сравнительно неплохих государственных деятелей и полководцев. Плюс он может использовать основной бонус аристократических форм власти - быстрое накопление политического опыта. Это может выразиттся в расширенном наборе дипломатических опций и внутриполитических решений. Так же аристократия как правило обладает поистине бульдожьей хваткой и непримиримостью к врагам. Т. е. усталость от войн снижается по прежнему медленно, а враги, что внешние, что внутренние, преследуются до последнего. Склонить же тогдашний Рим к уступкам очень сложно даже в ситуации тяжелых поражений - возвращаясь к примеру игр "Парадоксов" можно сказать, что "военный счет" у врагов Рима растет очень медленно. Заканчивая хвалебные оды Сенату, добавлю ложку дегтя. Очквидно, что в сенат пробивались люди достаточно обеспеченные. В рамках модели можно предположить, что сенат будет склонен к принятию решений в пользу уже упоминавшейся социальной группы "рабовладельческая аристократия". В фазе 2 это не особо важно, в других же сыграет свою роль. 

В остальном же все упоительно. Победив всех в Италии, Рим выходит на мировую арену, где, пусть иногда и с трудом, но продолжает всех побеждать. Переходим к фазе 3.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
ark101

9.2.8 От идеи до модели

Фаза 3. Держава мирового уровня

В прошлых фазах было много написано о расширении республики. Но очевидно, что для того, чтобы завоевания могли продолжаться и более того естественно расширять свой масштаб, необходимо, чтобы каждый захват предоставлял завоевателю некие ресурсы для новых войн и удержания уже приобретенного. Пора вводить в модель правила о том, что это за ресурсы и как они используются. 

1. Во первых, это собственно территории, точнее земельные площади для раздачи гражданам. Как мы определили в фазе 1, собственно необходимость их захвата и подтолкнула нашу модель Рима к началу завоеваний. Однако по мере расширения масштабов войн количество захватываемой территории начинает превышать рост населения. К тому же потери в особо кропопролитных войнах сами по себе отодвигают Сжатие. 

Следует еще раз отметить, что часть земель, как уже писалось в предыдущей фазе, занимают рабовладельческие виллы. По мере того как темпы захвата территории опережают прирост крестьянства, а успешные войны приносят все больше рабов, доля вилл в использовании земель растет. Соответственно растет мощь социальной группы "рабовладельческая аристократия".

Но пока земли хватает всем, земельный ресурс временно теряет свое значение как мотив для захватов, упомянутые выше социальные группы сцепятся за землю несколько позже (и это будет весьма увлекательно) .

Итак, на время земля как причина захватов теряет определяющиее значение, рассмотрим остальные факторы. 

2. Разумеется, даже стремясь к расширению "жизненного пространства", римляне не отнимали у побеждённых все земли (иначе оных побежденных пришлось бы полностью истреблять или обращать в рабство). Отнималась часть земель, остальные оставлялись покоренным общинам, которые ставились в разную степень подчинения, что сводилось в конечном итоге к поставке войск и (поначалу реже) денег. Как мы уже выяснили ранее, темпы завоеваний, как правило, обгоняли темпы роста населения. Помимо того, что земельный вопрос при этом становится менее актуальным, возникает еще одно важное следствие - начинает не хватать собственных войск. Тем более в случаях тяжелых потерь в войнах. На первое место выходит проблема приобретения новых мобилизационных ресурсов. Исторически так и было - пока римляне расширялись в пределах Италии, они постоянно старались расширить сеть союзнических общин, поставляющих с одной стороны, новых граждан, с другой - вспомогательные войска. Смоделировать это можно следующим образом. При завоевании какой либо территории в пределах Италии Рим получает, помимо прироста земельного фонда, набор социальных групп, по параметрам аналогичным римским. Определенный % населения данных групп со временем переходят в состав соответствующих римских, тем самым увеличивая прирост населения Рима. С другой стороны, на базе "средних крестьян" италийских союзников можно формировать вспомогательные войска, по боевым качествам аналогичные римским. Пока Рим расширяется в пределах Италии и боевые действия ведутся зачастую одновременно по всему периметру границ республики, необходимо достаточно большое количество войск для сохранения прежнего темпа завоеваний и получение в свое распоряжение нужного количества боеспособного населения является одной из приоритетных задач игрока. Ситуация сохраняется при столкновениях с мощными державами, например с Карфагеном. Но с завоеванием Италии с ближайшими окрестностями и победой над всеми значимыми соперниками увеличение людских резервов в прежнем обьеме уже не требуется. Достаточно нескольких армий прежнего размера (например 2-х стандартных консульских армий по два легиона плюс столько же союзников каждая) и, так как враги уже не нападают одновременно со всех стороной, их можно сдерживать путем концентрации крупных сил на одном направлении с последующей переброской на следующее. То есть завоевания увеличивают свой размах при сохранении армии на прежнем уровне и проблема 'интеграции" союзников в римский мир уже становится менее актуальной. Даже при сохранении желания сделать из всех человеков римлян (что не исторично, но теоретически возможно) это становится чисто технически затруднительно. Это происходит потому, что приведенные выше правила по переходу союзников в римлян и по предоставлению ими дополнительных войск эффективно работают только при условии, что союзники относятся к той же "культурной группе", что и Рим. В этом случае их можно сравнительно безболезненно включить в "италийскую федерацию городов" и получить при этом описанную в правилах о союзниках выгоду. При попытке применить данный фокус к территории из другого культурного круга в модели необходимо применять немалый штраф, т. к. во-первых сенат неизбежно предубежден к "чужим", а во вторых, не могут одни и те же методы работать одинаково эффективно и по отношению к италикам, и по отношению к грекам или галлам. Да по большому счету при достижении границ Италии и не нужны особо больше союзники, нужны подданные. Которые приносят третий важный ресурс - деньги, ценность которых для завоевателя со временем все больше растет.

3. На начальных стадиях расширения деньги не имеют для Рима какой-либо определяющей его политику ценности. Гражданское ополчение и тем более ополчение союзников не требует особого содержания. Само государство представляет из себя союз самоуправляющихся общин и администрация, соответственно, не требует больших расходов. В крайнем случае, если нужда в деньгах становится критичной для безопасности республики, деньги можно взять у граждан, так как войны еще ведутся "на выживание" (Ганнибал у ворот), а в случае, когда речь идет о собственном выживании, никто особо жадничать не будет. Но постепенно войны становятся для граждан все менее вопросом безопасности, так как они ведутся все дальше от ядра республики и все менее для них опасны. Т. к. власть сената является по прежнему властью "правительственой" и зависит от контроля его над механизмом выборов (верховная власть по прежнему демократия), то бесить "державный народ" какими то поборами становится все более редкой мерой (как кстати и дополнительными наборами в армию, что порождает некое новое явление - внезапно "миролюбивую" римскую политику в районе 2 века до н.э вплоть до перехода к профессиональной армии). Между тем при выходе республики на мировой уровень нужда в деньгах начинает резко обостряться. Новые территории далеко не всегда являются союзами самоуправляющихся городов и зачастую "привыкли" управляться чиновниками, а это уже далеко не бесплатная администрация. Расширение театра военных действий требует во первых флота, во вторых зачастую неких специализированных "местных" войск, а это зачастую наемники. И то и другое тоже требует денег. Собственные войска все больше времени проводят вне дома и требуют содержания. И это опять таки деньги. Дипломатия усложняется и выходит на мировой уровень. Что тоже выливается в финансовые затраты. Наконец все новых расходов требует "народ-победитель" (раздачи, подкуп избирателей, зрелища, игры, триумфы и т. п.). В какой то момент задача выкачивания из подвластных территорий именно денег, а не чего либо еще становится самой главной. 

Тем временем характер захватываемых территорий тоже меняется. Рим уже в состоянии скушать целое царство соедних размеров или крупную провинцию соперника за раз. Данные территории уже имеют устоявшуюся систему выкачивания ресурсов из подданных. В определенный момент сенат приходит к выводу, что попытки вывести колонии на завоеванные земли или попытаться включить их в состав своей федерации городов не имеют смысла. Гораздо рациональнее становится сохранять на завоеванных территориях прежнюю систему эксплуатации, просто поменяв прежних царей или губернаторов на своих наместников. Задача наместника - извлекать как можно больше ресурсов из данной территории и в то же воемя обеспечить в ней порядок с прмощью приданных ему войск. В итоге возникают римские провинции - "поместья римского народа" с " временными царями"- наместниками во главе. Постепенно вырисовываются пока еще смутные очертания будущей империи. В следующей фазе рассмотрим, что происходит со временем с сенатом и системой провинциального управления. 

 

Изменено пользователем ark101

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
ark101

9.2.8 От идеи до модели

Фаза 4. Кризис сенатского правления. Замедление экспансии.

 

В фазе 2 писалось о том, что полисные институты при расширении теряют свою актуальность и уже не способны справиться с управлением более обширной державой. Народ и магистраты теряют свое влияние в системе правительственной власти, одновременно с сильным увеличением влияния сената. При этом верховной властью, т.е. тем основным идеологическим "ядром", вокруг которой "монтируется" вся политическая система остается власть общины, всей совокупности граждан, т.е. условно демократический элемент. Возникает довольно часто встречающийся в истории случай противоречия власти верховной и власти реальной, правительственной. В теории рано или поздно это должно снизить эффективность управления. Но это в теории, попробую проиллюстрировать каким образом это происходит на практике.

Изначально усиление сената, как уже говорилось - своеобразная реакция системы на расширение. Прежняя, "полисная" система управления становится неадекватной изменившимся условиям и на первое место, оттесняя остальные, выдвигается самая дееспособная ее часть - аристократическая "ветвь" в лице сената. Т.к. это реакция, причем достаточно обоснованная, на некое изменение внешней среды, т.е. что-то вроде адаптации, то поначалу эффективность управления скорее растет. Сенат эпохи завоевания Италии и Пунических войн позже становится образцом хорошего аристократического управления и предметом для подражания республиканцев позднейших эпох и это в целом правильно. В фазе 2 подробно описывалось как смоделировать усиление роли сената и возросшую эффективность действий Рима за этот счет. Однако после резкого роста параметр эффективности управления, на мой взгляд начинает достаточно медленно, но неуклонно падать. Почему так происходит?

Причина, по большому счету в победе над всеми значащими врагами, устранение ощущения непосредственной опасности. В этих условиях позитивные свойства аристократического правления уходят на задний план и начинают проявляться негативные. Какие именно?

Аристократия в идеале всегда стремится при овладении властью к нескольким взаимосвязанным задачам. Первое - не пускать к власти "новых" людей не из своей среды. Второе - обеспечить своей корпорации единство за счет примерно равного распределения "плюшек", ведь иначе неизбежны раздоры: главный "бич" аристократии. Третье - не дать в своей среде вырасти "монарху", т.е. обеспечивать равные права и влияние всех членов сословия, т.к. если среди него начнут выделяться "более равные" чем остальные, выдающиеся личности, лидеры, вожди и т.п., то они рано или поздно "сожрут" менее способных и установят единоличную форму правления. Логично предположить, что к чему-то подобному описанным выше целям стремился и сенат. Введем эти "стремления" в модель и посмотрим что получится.

1. Мы запускаем модель условно с момента окончание борьбы патрициев и плебеев и, соответственно, с уравнения прав сословий в Риме. Т.е. изначально новая аристократия еще "не устаканилась" и нобилитет активно пополняется самыми активными и богатыми представителями плебейских родов. Таким образом, в фазе 2 аристократический сенат и магистраты - действительно условно лучшие люди нации, самые честолюбивые и самые способные. Плюс новые плебейские фамилии, вливаясь в аристократию, стремятся сделать себе имя и вовсю радеют о пользе отечества и увеличении собственной славы. В игровых терминах, на протяжении первых двух-тех фаз игрок имеет набор персонажей для занятия должностей с довольно высокими характеристиками и самым разнообразным происхождением. Но постепенно идет тенденция к тому, что начинают попадаться представители одних и тех же семейств. К фазе 4 аристократия берет контроль над выборами и сенатским цензом и высшее сословие начинает формироваться из одних и тех же семейств. Пока что это не страшно, этих семейств достаточно много и из их среды тоже могут выходить деятели с неплохими характеристиками (но могут и с довольно посредственными - вовсю работает генератор случайных чисел). Хуже другое. Блокируется возможность прорыва наверх остальных представителей непрерывно растущей финансовой и рабовладельческой знати. Т.е. возникает пропасть между т.н. сословиями сенаторов (обладающих и достатком и властью) и всадников (обладающих только достатком). С этого момента их можно рассматривать как 2 отдельных социальных группы, противостоящих друг другу, что будет иметь важное значение в следующей фазе - фазе кризиса. Строго говоря ввести отдельно всадников и сенаторов нужно изначально, но в этой фазе существенно затрудняется переход из одной группы в другую, соответственно появляются свои, не всегда совпадающие интересы у каждого из сословий.

2. Обеспечение равенства внутри замкнутой корпорации предполагает по возможности равномерное распределение среди всех ее представителей почестей и привилегий. В том числе и связанных с обладанием властью. Это означает, что через столь вожделенные магистратуры претора, консула, в меньшей степени цензора, а также через столь "хлебные" поручения как наместничество над провинцией будут стараться провести как можно больше народу из избранных семейств, чтобы никому не было обидно. Это значит что все попытки повторно избраться на некую должность, "задержаться" на посту наместника или продлить свое командование на войне могут быть успешны для талантливого персонажа только в случае непосредственной опасности, когда "не до жиру быть бы живу". Когда же все самые опасные противники повержены и непосредственной угрозы Риму нет, сенат эффективно блокирует попытки "зажать" магистратуру или какие нибудь почетные полномочия, стараясь дать возможность покомандовать всем, включая не самых одаренных. Именно это и происходит в фазе 4. Игрок в модели в этой фазе должен через разные механизмы (события, недовольство высшей социальной группы, блокировку некоторых решений и т.п.) постепенно быть ограничен в кадровых вопросах и приучаться довольствоваться тем "пулом" персонажей, которые подкидывает ему система. Талантливый деятель может возникнуть и проявиться, но его становится все труднее удерживать постоянно на нужном месте, т.к. сзади подпирают другие желающие.

3. В период непосредственной опасности сенат мог сквозь пальцы смотреть, как какой-нибудь "не по чину" выдающийся персонаж присваивает себе дополнительные полномочия, ведет себя независимо и, вообще, смеет иметь способности и мнение, не совпадающее со среднем "по корпорации". Один из примеров - Сципион Африканский, победитель Ганнибала. Но судьба того же Сципиона показывает, что как только опасность миновала, такие люди становятся неудобными и излишними в сложившейся системе. Личная популярность еще спасает тех, кто уже успел что-то свершить, от непосредственного преследования (при этом того же Сципиона доставали судебными исками, от которых он хоть и отбивался, апеллируя к верховной власти - народу, но тем не менее вынужден был отойти от политики), но новых деятелей подобного масштаба откровенно боятся и "вырасти" им не дают. В новом поколении ведется как бы естественный отбор по неким параметрам, и все правящее сословие приводится к определенным стандартам. Давайте разберемся каким.  

Если бы мы имели дело с "чистым" аристократическим принципом, то положение в обществе и занятие должностей было бы пожалуй ближе к наследственному и при этом мы, как и в монархии, имели бы дело с игрой случая. Из череды средних по характеристикам правителей могли выпадать в произвольном порядке как гении, так и идиоты. Но в данном случае мы имеем дело с ситуацией, когда верховная власть народа (точнее всех граждан полиса) "оседлана" изначально вспомогательной властью сената, которая ей манипулирует посредством контроля выборов и общественного мнения. Таким образом, сенатская корпорация по сути получает возможность назначать себя сама и не зависит даже от случайностей рождения. С другой стороны, кандидаты в управленцы все еще должны потакать стремлениям массы. Количество должностей растет медленно, а количество желающих достаточно быстро, по мере размножения аристократических семейств. Как ни стараются (см. пункт 2 "целей аристократии" в этом посте) через все эти должности протащить всех, это чисто физически невозможно, поэтому работает некий отбор, особенно для самых "вкусных" магистратур. При этом кандидат, желающий достичь самых вершин, должен во-первых не злить все еще державный народ. Т.е. вероятность принятия такими персонажами дорогостоящих решений об игрищах, пышных триумфах (по поводу и без повода) и раздачах населению растет, а вот вероятность нужных, но непопулярных решений о наборе в армию или сборе средств с граждан падает. С другой стороны, кандидат очевидно зависит от правящей корпорации, которая имеет по мере роста политического опыта кучу возможностей помочь карьере своих любимцев и задавить в зародыше рост тех, кто неугоден. В итоге, как и ожидалось, все выдающееся постепенно давится на корню как опасное, а к власти проводятся некие "усредненные" представители сословия, еще и, возможно, прошедшие в ходе предшествующей карьеры некую школу интриг, низкопоклонства перед вышестоящими "авторитетами" и подковерной борьбы. При этом большинство из них одновременно являются родовитыми аристократами и соответственно исполнены спеси по отношению к нижестоящим. Таким образом помесь сноба, демагога и карьериста постепенно становится собирательным образом сенатского сословия. В принципе ничего чудного в этом факте нет - например, при слабом монархе придворная клика тоже приобретает схожие черты. А римский державный народ, пытавшийся с помощью архаичных народных собраний, "совета старцев" и полисных магистратов управлять государством мирового уровня, как раз и оказался в роли такого "слабого" поневоле монарха. Если вернуться к сухим терминам модели, постепенно "пул" персонажей наполняется лидерами с усредненными характеристиками. При этом даже это "среднее" медленно, но верно падает.

 

Теперь рассмотрим как описанная выше эволюция управленцев влияет на разные сферы управления.

 

Военное дело. Римские легионы все еще представляют из себя по сути ополчение крестьян и, пока речь идет о защите родины, воюют неплохо при любом командовании. Но когда кампании начинают проводиться вдалеке от дома, речи о защите Италии уже не идет, и солдаты вынуждены годами прозябать вдали от дома, их исходная мотивация сильно падает. Дисциплина становится сильно связанной с качеством командования. Хороший командир держит качество армии по прежнему на высоком уровне, а вот при плохом ее боевые характеристики, прежде всего дисциплина резко падают. В итоге легионы, в былые времена с первого раза "выносившие" македонскую фалангу или полчища Антиоха теперь терпят поражения от испанских племен, долго и нудно берут Карфаген и не сразу могут справиться даже со лже-Филиппом в Македонии. Характерно, что в совсем запущенных случаях сенат посылает в армию "пожарного" командира с хорошими характеристиками, который начинает с восстановления дисциплины и в конечном итоге выполняет задачу (например Сципиона Эмилиана, взявшего Нуманцию и Карфаген). Но, как и писалось выше, применение таких командиров не отвечает политическим задачам сената и иногда считается опаснее, чем поражения от неприятеля. В целом подобных "неприятных" ситуаций стараются избегать, на конфликты не идти и вместо войск в "горячие точки" направляются сенатские комиссии. Темпы завоеваний падают. Но триумфы праздновать надо, и потомки победителей Ганнибала тоже стремятся как то увековечить свое имя ратными достижениями. Начинается череда войн с какими нибудь не особо сильными противниками и так называемых "деревенских" триумфов. Самое комичное происходит тогда, когда какое-нибудь ничтожное племя, атакованное очередным честолюбцем из числа новоиспеченных наместников или консулов, умудряется дать отпор легионам и маленькая победоносная война превращается в долгую и позорную для сверхдержавы тягомотину. Кому интересны подробности - рекомендую почитать про испанские войны во втором томе Моммзена. С точки зрения же модели последствия понятны - крупных побед нет, зато персонажами периодически инициируются малозначительные войны, причем последние иногда затягиваются и становятся источником новых проблем для государства. Эффективность армии критически зависит от свойств полководцев, а последние постепенно снижаются.

 

Управление провинциями. Тут тоже все достаточно очевидно. Снижение качества наместников ведет к ошибкам управления, а последние чреваты восстаниями. Учитывая состояние армии, теперь эти восстания могут быть даже опасны. Причем как мы выясняли ранее, с момента образования провинций колонизация крестьян на завоеванные земли прекращается (см. фазу 3). А вот рабовладельческой знати, при условии, что она уплачивает за осваиваемые земли такой же налог, как и провинциалы, открывается полное раздолье. И некоторые провинции наполняются рабовладельческими виллами и соответственно рабами. Это дополнительный взрывоопасный элемент в провинциях, например в Сицилии было 2 крупных "рабских" войны и подавляли обе не один год.

Последнее замечание о провинции. Помимо ошибок наместников, играет роль разумеется и их коррупция и желание обогатиться. Ибо "поместья римского народа" легко обирать в том числе и в свою пользу. А при правлении замкнутой корпорации все эти факты разумеется будут покрываться "своими". Возникают целые товарищества по ограблению провинциалов, что также увеличивает вероятность бунта последних.

 

Однако наместник провинции в то же время является и источником головной боли для сената. Он за счет своего объема власти как-то больно сильно возвышается над остальными коллегами. Как с юмором написано у Моммзена, завоеватель Сирии или Египта становится сенату опаснее самих Сирии или Египта. Со временем сенат начинает тормозить процесс образования новых провинций и захватывает новые земли только в крайнем случае. В остальном же придерживается политики создания или поддержки "слабосильных" клиентских государств. Слабосильных потому, что мощные клиенты ему так же опасны как и наместники. Но этим он нарушает баланс сил в регионе. Например, доведя до ничтожества мощь Селевкидов, он не торопится занять их место. В итоге активно усиливаются их более дальние соперники, например парфяне, т.к. фаланги Антиоха или Селевка уже не в состоянии их сдерживать, а римские легионы на их места не пришли. По большому счету в целом мы имеем упадок и системы дипломатии. По каждому конфликту клиенты Рима обращаются к нему как высшей инстанции. Сенат высылает комиссию, та принимает какие-то решения. Но если эти решения игнорируются, сенат предпочитает не высылать армию в отдаленный регион, т.к. и армия не та и полководец-победитель опасен. Рано или поздно клиенты тоже начинают "борзеть" и понимать, что воля Рима ничего не значит.

 

В конечном итоге имеем уменьшение темпов завоеваний, падение качества армии и управления уже завоеванным и рост потенциальной угрозы извне. Проблемы серьезные, но пока не смертельные. Кризис носит политический характер, а чисто политические кризисы имхо неприятны, но не смертельно опасны. Это пока лишь тучки на горизонте

Гораздо хуже, что когда правительство политически близоруко или беспомощно, оно может пропустить и настоящую бурю. Следующая фаза - об аграрном кризисе и судьбе среднего крестьянства, которое было опорой и республики, и легионов старого образца. 

 

 

 

Изменено пользователем ark101

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
ark101

9.2.8 От идеи до модели

Фаза 4. Аграрный кризис: введение и переходы между социальными группами

 

Пришло время для пожалуй одного из самых сложных и неоднозначных для меня моментов - моделирования разорения среднего крестьянства республики. Дальше будет много букв, соответственно, заранее приношу извинения тем, кто читает и прошу их набраться терпения.

В фазе 3 мы уже говорили от том, что постепенно акцент завоеваний сместился от приобретения новых земельных площадей к извлечению дохода из провинций. Следовательно, замирает и колонизация, и, хоть поначалу земли хватало даже в избытке, рано или поздно рост населения снова запустил бы процесс Сжатия. К тому же в фазе 4 значительно сократились масштабы новых завоеваний. Так как уже приобретенные провинции активно "осваивались" рабовладельцами (и вместе с тем служили кормушкой наместникам), резервов для увеличения земли в руках крестьянства путем вывода новых колоний становилось все меньше. И хоть возможности что-то изменить еще были, сенат, эффективность правления которого постепенно падала (см. предыдущий пост) уже не обладал необходимой политической волей для принятия каких-либо радикальных решений. Итак считаем, в этой фазе, что расширения земельных площадей не происходит, численность крестьянства по мере снижения интенсивности войн равномерно растет. Соответственно, снова часть его деградирует в малоземельное крестьянство или люмпенов.

Но взятый сам по себе, процесс этот был бы достаточно плавным и возможно даже сенатское правительство осознало бы проблему и начало бы ее решать. Но помимо роста численности, крестьянство судя по всему втянулось в еще один процесс, в ходе которого, земельные площади в его руках не только не расширялись, но наоборот начали сокращаться, ускоряя Сжатие. Этот процесс я и попробую описать, но для этого придется построить простейшую модель экономики социальной группы.

Итак есть социальная группа "среднее крестьянство", национальность римляне, местоположение провинция такая-то. Какими экономическими параметрами она обладает? Прежде всего численностью, тут все понятно. Так же очевидно скоростью естественного прироста/убывания, который зависит от ее экономического благополучия. Так же неким набором товаров и ресурсов, предназначенных для производства и потребления, об этом ниже. Наконец трудовыми ресурсами, которые можно трактовать как некое число рабочих часов, трудодней или чего либо-подобного, которое может употребить в дело в единицу времени среднестатистический представитель данной социальной группы, умноженное на численность группы.

Рассмотрим общий принцип поведения группы.

Для простоты модели предполагаем, что она ведет себя как один "большой крестьянин" с неким общим имуществом, за исключением случаев перехода в другие социальные группы. Эти переходы условно разделим на "движение вниз", т.е. понижение членами этой группы своего социального статуса и "движение вверх" - соответственно повышение оного. Что понижение, что повышение происходит не одновременно для всех членов данной группы, а идет с некой скоростью, например 1% в месяц. Скорость соответственно зависит от условий, благоприятных или неблагоприятных для данного перехода, какие именно это условия будет видно из дальнейшего изложения. При этом при "деградации" вниз ы реальности выпихиваются, разумеется, наименее удачливые члены данной группы. Следовательно они "берут" с собой наименьшую долю ресурсов, которой обладает группа. Например 1000 крестьян владеет 4000 тысячами югеров земли, условно по 4 на каждого. Ясное дело , что в реальности их распределение земли было бы далеко неравномерно и вниз при деградации попадут наименее обеспеченные. Следовательно, если 20% данной группы "спихиваются" вниз (допустим из-за того что 4 югера на человека - неблагоприятные условия для сохранения группы: малоземелье), то эти 200 крестьян "утащат" с собой не 800 югеров, а например по 2 югера на каждого, т.е. 400. Оставшиеся 800 крестьян будут обладать уже 3600 югерами т.е. по 4,5 на брата, что позволит им еще какое-то время держаться в статусе средних, а скорость деградации упадет.

Обратная ситуация при движении части группы "вверх". Прорываются на вершины наиболее обеспеченные части группы, и они утащат с собой например по 5-7 югеров земли, оставив своих коллег с меньшей средней площадью на каждого. Приведенная модель позволяет сделать процесс выделения бедных и богатых взаимосвязанным, т.е. одно усиливает другое. Например закладываем в модели, что 7 югеров - это тот оптимальный ресурс при котором группа пребывает в равновесии, а переходы в другие минимальны. Затем пусть по каким то причинам, например рост населения, эта норма падает. Тогда часть населения свалится вниз, но утащит с собой не пропорциональную, а меньшую часть ресурсов, что наоборот повысит среднее и даст возможность другой части группы рвануть вверх. Счастливчики заберут с собой достаточно большую часть земельных площадей и средняя норма земли опять упадет, толкая следующую порцию бедняков вниз. Процесс может идти сам собой достаточно долго, пока не будет "нащупана" новая средняя норма земли при которой переходы станут минимальными, и процесс наконец остановится, исходная группа стабилизируется, но сильно потеряет в численности. В реальности процессы выделения из некоторого среднего слоя богатых и бедных действительно идут одновременно и как бы усиливают друг друга. Потому и здесь я уделил столько внимания "проблеме перехода". Что касается других ресурсов, то динамику их изменений при переходе примем аналогично земельным (кроме разумеется трудовых).

Осталось показать направления перехода. Для простоты при движении вверх "средние крестьяне" переходят в аристократию (но повторюсь их достаточно мало - вверх вырываются единицы). При движении вниз они превращаются в малоземельных крестьян или люмпенов. В завершение предположим, что до реформы легионов только средний слой крестьянства является поставщиком рекрутов для армии (т.к. аристократия стремится к командным должностям и довольно малочисленна, а люмпены и малоземельные не проходят по цензу). Таким образом проблема сохранения среднего слоя крестьянства рано или поздно станет критичной для боеспособности армии. В следующем посте рассмотрим поподробнее, что может вызвать массовые переходы из данной социальной группы, для чего придется построить модель ее потребностей и производства.

Изменено пользователем ark101

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
ark101

9.2.8 От идеи до модели

Фаза 4. Аграрный кризис: производство и потребление, натуральное хозяйство.

 

В прошлом посте я грозился описать модель производства и потребления социальной группы, этим путем и пойду. 

С производством все понятно, у социальной группы есть (см. предыдущий пост) некое количество трудовых ресурсов и некоторое количество земли. Так как социальная группа у нас "крестьяне", то они, что логично соединяя некое количество труда и некое количество земли могут получить определенный продукт, например зерно. Оное можно потребить самостоятельно или продать. Тут все просто. Логично, что в зависимости от местности количество труда и земли, требуемое для единицы определенного товара может быть отлично для разных провинций, что позже поможет их специализации.

Итак у нашего крестьянина есть выбор, одни и те же ресурсы он может пустить на производство товара А, или товара Б, или товара В, или... Нужно составить алгоритм как он примерно будет действовать. Произведенный товар можно или потребить самому или продать. Исторически первичным является производство для собственного потребления. С него и начнем. 

Пусть для нашей социальной группы для полного счастья нужны 5-7 товаров: А, Б, В, Г...и т.д. В экономической теории есть интересное понятие "полезности" товара, попробуем применить его и здесь, пусть это будет некий цифровой параметр. Смысл его довольно прост, если перед субъектом стоит выбор - потратить некие ресурсы на предмет А или предмет Б, он выберет предмет с большей полезностью. У линейки товаров, которую мы наметили для рассматриваемой социальной группы полезности очевидно будут отличаться, например еда нужнее, чем побрякушки или красивая одежда. Таким образом, если наш субъект изначально гол как сокол и не имеет еще ничего, то при выборе, что производить, изначально у него "перед глазами" будет перечень товаров и полезность их первой единицы например для А - 7, для Б - 3, для В - 5 и т.д. Он и примется приобретать "тяжким трудом" данные товары в порядке уменьшения полезности - сначала А, потом В, потом Б и так пока у него не кончатся ресурсы или он не приобретет всю линейку. Однако очевидно и другое. Как правило каждого товара ему может требоваться гораздо больше одной единицы (некоторые, например, товары роскоши можно вообще потреблять в неограниченных размерах - хватило бы средств, также ничем в принципе не ограничена та же жажда денег). Так же очевидно что для большинства товаров полезность каждой новой приобретенной единицы будет убывать. Когда хлеба вообще нет, ценна каждая краюха. Если его тонны, каждая дополнительная буханка не имеет особой ценности. Моделируется просто, для каждого из товаров проставляется убывающая ценность дополнительной единицы например для товара А: 7, 6, 4, 2... В примере выше субъект сначала возьмет 2 единицы А, потом единицу В, потом единицу  Б и т.д. Таким образом получаем некий алгоритм выбора социальной группой оного варианта производства из кучи возможных. 

Осталось рассмотреть роль такого своеобразного товара как деньги. Они во первых нужны для приобретения других товаров. изначально тех, что сам субъект произвести не может. Их полезность будет равна полезности того, что на них можно приобрести. Плюс при удовлетворении остальных потребностей к их обладанию стремятся уже с целью сохранения накоплений. Смоделировать это можно низкой полезностью начальной единицы "денег", но при этом низкой же скоростью убывания этой полезности по сравнению с другими ресурсами. В итоге пока насущные потребности не утолены, деньги будут тратить на их удовлетворение. Когда базовые потребности отступают на второй план, начинаются денежные накопления.

Итак, исходные параметры более менее заданы, попробую показать как я вижу систему в развитии. Изначально рынок не развит, города только начали расти и большинство товаров крестьянство изготовляет себе самостоятельно. Есть линейка потребностей, есть трудовые ресурсы и земля, в соответствии с ними можно смоделировать некое производство и оно будет стабильно и мало меняться во времени. Разумеется часть товаров уже тогда можно было только приобрести в городе (вооружение например). В этом случае волей неволей крестьянин выберет определенный, наиболее выгодный по соотношению затрат и цены реализации ресурс, который будет производить на продажу. Но в целом он пока от рынка зависит мало.

Положение самой  группы при натуральном хозяйстве достаточно стабильно, единственное, повторюсь, что пока меняется по времени это ее численность. Соответственно, единственная опасность для сохранения крестьянства - это малоземелье, если земельные площади не растут с той же или большей скоростью. При падении средней нормы земли часть крестьянство будет вышибать в нижние группы. Но население в принципе по сравнению с другими процессами растет медленно, после завоеваний имеются еще резервы земельных площадей, которые убывают тоже лишь постепенно. Так что этот фактор начинает действовать не сразу и не скоро. А когда начинает действовать, то влияет достаточно растянуто по времени, учитывая размеры государства и неравномерность развития отдельных областей.

 

Тем не менее в реальности во 2 веке до н.э. крестьянство достаточно резко разоряется, что и повлекло за собой значительные перемены в судьбе республики. Я считаю причиной такого скачкообразного перехода  "втягивание" крестьянства в рыночные отношения и проигрыш в конкурентной борьбе с рабовладельческими виллами. В следующем посте опишу как это можно смоделировать, имхо, разумеется.

 

 

Изменено пользователем ark101

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
ark101

9.2.8 От идеи до модели

Фаза 4. Аграрный кризис: способно ли бабло победить зло

 

В прошлом посте говорили о том, что исторически натуральное хозяйство неизбежно должно предшествовать товарному, т.е. исходное состояние - это производство всего требуемого своими силами и лишь при необходимости выход на рынок. Но при этом очевидно, что полная изоляция невозможна. С самого раннего периода есть ряд товаров, которые необходимо закупать извне, в городах. А чтобы что-то купить, как известно, надо что-то продать. Уже предположили, что наш гипотетический крестьянин выбирает некий продукт, наиболее выгодный с точки зрения производства и продаже в городе. Т.е. желательно при меньших усилиях поучение большего денежного результата при реализации. Т.к. условия производства и личные качества производителей различаются, очевидно, для разных местностей, а внутри каждой местности - для разных групп производителей это будут разные товары. Можно это трактовать как выделение внутри социальной группы "среднее крестьянство" подгрупп производителей, каждая из которых "гонит" на продажу свой определенный товар.  Однако, коли уж крестьянин имеет некое представление о том, производство чего ему принесет наибольший денежный "выхлоп", что мешает ему радикально сменить стратегию? Сосредоточиться только на производстве определенного товара, продавать его и на вырученные деньги покупать у своих коллег и городских ремесленников, все, что необходимо для благой жизни? Да в принципе ничего не мешает и разделение труда по сути - это один из признаков прогресса общества. Другое дело, что такая  вроде очевидно полезная штуковина, как специализация, в реальности  внедрялась в экономическую жизнь достаточно медленно и дело тут не только в технических трудностях, хотя и в них тоже. Натуральное хозяйство может быть менее производительно, но оно более безопасно. Производящий субъект зависит при натуральном хозяйстве от себя, природы и богов, при товарном - ко всему этому добавляются капризы рынка. Определенность и стабильность производства при тварном хозяйстве существенно снижается: благопоучие производящего субъекта начинает зависеть от того, сможет ли он продать произведенный товар, т.е. от емкости рынка и колебаний цен. Поэтому консерватизм крестьянина. старающегося по максимуму обеспечивать себя самостоятельно вполне оправдан. Что может изменить ситуацию? Очевидно, если на рынке складывается положение, при котором определенный товар можно продать за достаточно хорошую цену, по сравнению с затратами на производства, причем эта цена растет во времени или хотя бы не меняется, при этом сам рынок достаточно обширен, то производитель может и рискнуть, сделав ставку на специализацию на данном товаре.

 

Вернемся к Риму и рассмотрим изменение его экономического положения в результате завоеваний.

Заовевания принесли немало денег в виде добычи. Эти деньги неизбежно начали в той или иной форме тратиться, проникли на рыноки создали дополнительный спрос, а значит и рост цен. Деньги, выкачиваемые из провинций, тоже частично расходуются и приводят к тому же эффекту. Итак имеем устойчивый рост емкости рынка и цен на нем. Дальше - больше. Деньги, накапливаемые в руках высших классов, по крайней мере часть из них так или иначе инвестируются в производство,  в те же рабовладельческие виллы. Одновременно идет приток рабов, поставляющих на эти виллы рабочую силу. Причем поток рабов не иссякает даже при замедлении завоеваний, т.к. рабы по прежнему берутся из ограбляемых и продаваемых за долги провинциалов, из обращенных в рабство повстанцев и представителей мелких племен (локальных войн по прежнему много), далее часть рабов импортируется извне, наконец сами рабы со временем начинают размножаться (упадок Рима из-за якобы имевшего места дефицита рабов при уменьшении завоеваний имхо миф, об этом уже писал ранее). Итак рабовладельческий сектор экономики начинает активно развиваться, но развитие это очевидно идет от меньшего к большему и не в состоянии сразу охватить все отрасли экономики. Пока рабовладельческое производство еще не набрало полную силу, часть необходимых товаров оно вынуждено покупать у крестьян, опять таки увеличивая товарность их хозяйства. Ведь в трактатах о земледелии при выборе места поместья часто приводится как один из факторов близость к рынку, где хозяин виллы должен иметь возможность купить все необходимое. Надо тут отметить, что рабовладельческая вилла изначально носит товарный характер, пытаться организовать в ней натуральное хозяйство достаточно бессмысленно (хотя бы потому что сами рабы по сути товар и деньги в любом случае нужны). Итак виллы, пока их мало, тоже создают дополнительный спрос на определенные виды товаров и толкают цены вверх. Наконец, хоть это и менее важно, судя по тем же трактатам, виллы привлекают к определенным видам работ и наемный труд близлежащих крестьян, тем самым еще более толкая их в объятия денежной экономики.

Все это вместе взятое начинает сначала потихоньку, а потом более быстрыми темпами менять натуральный характер экономики крестьянства. Моделируется это созданием подгруппы производителей которые (условно) производят один товар, но по максимуму, продают его, а потом на вырученные деньги закупают себе все из "линейки потребностей". Изначально в таких подгруппах ничтожный процент крестьян (например, те кто живут возле больших городов). Но при наступлении условий описанных выше (рост цен и емкости рынка) этот процент начинает расти и значительная доля крестьян переходит к товарному хозяйству. Первоначально всем от этого лучше - при специализации растет производительность, а следовательно и доход крестьян. Развивается и разделение труда между регионами - жители каждого уже не пытаются произвести все на свете самостоятельно, а сосредотачиваются на производстве того, что наиболее оптимально в данной местности, закупая остальное в других.

Но все имеет свою цену. По мере того, как все больше производителей переходит к товарному хозяйству, они выбрасывают соответственно все большие массы товара на рынок и тем самым сбивают цены. Далее, рыночное производство - стихия, неизбежно нарушение пропорций между разными видами товаров, следовательно рост цен на то, что недопроизвели и падение на то, что перепроизвели. Наконец, как я уже говорил, при специализации производительность труда растет и это хорошо. Но раз растет производительность, то растет и предложение товара и цены опять таки падают. Все вышеперечисленные факторы ведут к обострению конкуренции между производителями и разорению части из них. С точки зрения модели, денег у них становится меньше, а вероятность перехода в низшие классы больше. Причем вернуться обратно в натуральный рай шансов немного. Деньги нужны здесь и сейчас, перестроить хозяйство и снова стать многостаночником мгновенно нельзя, нужен минимум год, если не больше. Судьба погоревшего на рыночной ниве производителя - перейти в малоземельные крестьяне или в городской пролетариат.

 

Если бы речь шла только о борьбе крестьян на рынке между собой, процесс пожалуй был бы не столь катастрофичным и быстрым. Но постепенно расправляет крылья по мере накопления денег и рабов, рабовладельческий сектор. Он охватывает все новые отрасли хозяйства и успешно конкурирует с крестьянами (за счет кооперации и низкой стоимости содержания рабочей силы). Теперь уже виллы все меньше покупают в крестьянском секторе и все больше у других вилл. Разорение крестьян увеличивается все сильнее. Они постепенно переходят в низшие классы. Львиная доля их земель не удерживается внутри крестьянской социальной группы, а переходит победителям - в аристократический сектор. Виллы продолжают расти. А Сжатие неумолимо усиливаться.

 

Но, как я неоднократно предполагал, именно среднее крестьянство - основная социальная база легионов ранней Республики. И сужение этой базы по идее должно было напугать правительство. Однако не напугало, как мы уже выяснили, оно во первых, уже не особо стремилось к новым завоеваниям, а во вторых, само выражало интересы владельцев вилл.

Но это не значит, что по мере роста неприятностей не нашлись бы люди, видевшие проблему и желавшие ее решить. Такие люди есть всегда, но не всегда их действия соответствуют всем ожиданиям, хорошо это или плохо. Рано или поздно должны были явиться реформаторы. И они явились.

Изменено пользователем ark101

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу

  • Модераторы онлайн

    • alexis
    • JLRomik