Перейти к содержимому

Одиссея капитан - лейтенанта Гельмута фон Мюке

Рекомендованные сообщения

Praetor95

Плаванье Эйши

Многие ли из вас друзья знают эту фамилию? Думаю,что не многие. А история,связанная с ним занятна и очень увлекательна.В арабских странах он стал легендой.

Дело было так.

Первая мировая война. Англичане переправляют крупный десант австралийцев и новозеландев в Европу, для чего снаряжают большой конвой с сильной охраной. Первой остановкой конвоя будет сейчас малоизвестный остров Дирекции (архипилаг Кокосовых островов),а тогда стратегический важный пункт где расположен английский пост и телеграф со связью с Европой.Но туда же направляется и легкий крейсер-рейдер кайзеровского флота “Эмден”, посланный сюда с целью уничтожить телеграфную станцию и нарушить сообщение с Европой.

Так случилось, что крупный конвой войсковых транспортов, идя под эскортом целой армады боевых кораблей на случай встречи с «Эмденом», проходил в районе Кокосовых островов как раз в то время, когда туда прибыл немецкий крейсер.

.9 ноября 1914 года «Эмден» подошел к северной оконечности острова. В 06:30, с первыми лучами рассвета, крейсер отдал якорь в порту Рефюдж — якорной стоянке острова Дирекции. Ночью Мюллер не решился подойти к острову из-за множества не отмеченных на карте рифов, не желая демаскировать себя прожекторами. Ожидая встретить вооруженный отпор, Командир “Эмдена”капитан 2 ранга Карл фон Мюллер отправил на остров десант в составе 3 офицеров, 6 унтер-офицеров и 41 матроса на шлюпках, буксируемых паровыми катерами. Командиром десантной партии был назначен старпом крейсера капитан- лейтенант Гельмут фон Мюке, а его помощниками — младшие лейтенанты Шмидт и Гисслинг. С ними должны были высадиться на остров 32 вооруженных матроса и 15 технических специалистов — лучшие моряки крейсера девятого года службы.Утром 9 ноября десантники высадились на остров, не встретив сопротивления: на станции были лишь гражданские служащие.

У пирса рядом со станцией доживала свои дни марсельная шхуна “Эйша”( по другой версии произношения Айша). Старая шхуна, названная по имени любимой жены пророка Мухаммеда, принадлежала семейству Клунис-Росс и еще недавно совершала в год 2-3 рейса до Батавии и обратно с грузом копры и почтой, пока ее не заменили пароходом. Фон Мюке решил отправить “Эйшу” на дно, но прежде принялся крушить оборудование станции; его просто порубили топорами, а радиомачту взорвали. Поиск и уничтожение телеграфных кабелей оказались делом более сложным. Не успев закончить намеченное, фон Мюке услышал сигнал, требующий немедленного возвращения. Десантники погрузились в шлюпки и направились к крейсеру. Но тот уже выходил в море, отстреливаясь от невидимого противника. Догнать рейдер надежды не было. Пришлось возвращаться на остров и готовиться к обороне. Вскоре все прояснилось: “Эмдену” навязал бой превосходящий его скоростью и вооружением ( 152мм против 105 мм орудия Эмдена просто не доставали до крейсера)австралийский крейсер “Сидней”, который принял SOS, переданный сотрудниками станции, и поспешил на помощь. Собственно это бой также памятен и описан в морской истории (например, Бунич И. "Корсары кайзера)

Фон Мюке трезво оценил ситуацию:Терять людей в безнадежном бою за крохотный остров, он не хотел сдаваться тем более, оставалось одно - пройдя полмира,пробиться домой, в Германию.Жители острова фотографировались с командой и выглядели очень радостными.Причину этой радости Мюке понял позже.

Гельмут Мюке принял командование шхуной. На борт погрузили продовольствие в расчете на двухмесячное плавание (воды - только на месяц), и паровой катер поспешил до наступления темноты вывести шхуну в море на буксире. Глубины вокруг были небольшими, карты лагуны у немцев не было, и капитану пришлось взобраться на фок-мачту, откуда просматривалось дно бухты, и с помощью лоцманской дудки управлять курсом буксира. Выйти в море до заката не удалось. Резко наступившая темнота заставила Мюке перебраться на бушприт. Было несколько опасных касаний подводных рифов, но все кончилось благополучно, шхуна вышла на просторы Индийского океана. Так началось знаменитое плавание “ Эйши”.

Сначала Мюке не спешил уводить шхуну от острова. Его не покидала надежда на возвращение “Эмдена” или подход угольщика, с которым у “Эмдена” здесь была назначена встреча. Но с рассветом увеличивалась опасность встретить корабли противника, и Мюке решил уйти. Только теперь он осознал кучу проблем, с которыми столкнулся.

После тщательного осмотра выяснилось, что шкипер не лукавил, говоря о плохом состоянии корпуса. Также стала понятна и причина радости жителей: шхуна старая, да еще кем-то продырявлена.борта подгнили, наличие воды в трюме говорило о многом. Корабельная помпа не работала, но ее удалось отремонтировать, и весь рейс она исправно трудилась. Состояние такелажа и парусов также не давало оснований для оптимизма.

26-080.jpg

Эйша

Экипаж предстояло обучить плаванию под парусами: из 50 человек только три офицера имели какую-то практику, полученную на учебных парусниках. Шхуна водоизмещением около 100 т и длиной чуть более 30 м была рассчитана на команду из 6 человек: ровно столько на ней было спальных мест. Правда, имелся огромный пустой трюм, где прямо на балласте на тюфяках и разместилась основная часть команды. Однако первая же ночь показала, что идущую практически в балласте шхуну так швыряет на океанской волне, что ночевка в трюме оборачивалась борьбой за выживание. Хорошо, что на борту обнаружился запас старого такелажа - моряки стали плести гамаки. Худо дело было и с обмундированием: легкая морская форма при работе с парусами быстро изнашивалась. Но, по воспоминаниям участников этого плавания, самым “трагическим” в их одиссее было отсутствие зубных щеток.

26-081.jpg

Гельмут фон Мюке

На крохотном камбузе готовить на полсотни человек было невозможно. Из чушек чугунного балласта моряки соорудили очаг. Установить кастрюли на огонь не позволяла постоянная качка, их приходилось держать руками при помощи своеобразных ухватов, изготовленных из подручных материалов. Нехватка столовых приборов вынудила обедать по очереди. Возникла проблема и с водой. Судя по всему, из 4 цистерн питьевой воды на шхуне использовалась только одна. Остальные были в отвратительном состоянии, вода в них испортилась. Поэтому для экономии при приготовлении пищи пресную воду стали смешивать с морской. И набирать дождевую воду.

Столкнувшись с таким обилием проблем, Мюке на совещании офицерского состава принял решение идти в ближайший нейтральный порт, где есть немецкий консул. По военным законам того времени любой корабль воюющих стран мог зайти в такой порт на срок до 24 часов. Мюке надеялся встретить там немецкие торговые корабли и либо переправить на них своих моряков, либо получить у администрации порта все необходимое для продолжения плавания. Выбор не радовал разнообразием - Батавия на восточном берегу Явы и Паданг на западном берегу Суматры. Батавия ближе, но туда вел узкий, изобилующий рифами Зондский пролив, проход которым без навигационного оборудования весьма опасен. Кроме того, была вероятность встретить там английские или японские крейсера. Поэтому курс взяли на Паданг.Его определяли по звездам: компас был сломан.

На шхуне соблюдались порядки военного корабля. Велся судовой журнал. Регулярно определялось хронометрическое счисление путем наблюдения за высотой солнца, что позволяло узнать отклонение от генерального курса. Весьма полезным в этом оказался обнаруженный в каюте шкипера навигационный журнал с хронометрическим контролем и данными по девиации двухмесячной давности.

Матросов и унтеров разделили на 2 вахты. Но ежедневная приборка, обслуживание парусов, текущий осмотр и ремонт такелажа, работа с помпой и даже лекции и практика по основам парусного дела не могли заполнить все то время, которое по уставу отводилось для занятий моряков. Тем не менее, избыток свободного времени не подрывал строжайшую дисциплину на шхуне - сказывалась великолепная выучка немецких моряков.

С ветром им не повезло. Вместо северо-западного муссона, характерного для этого района зимой, “Эйшу” преследовали штили, прерываемые жестокими штормами с сильнейшими тропическими ливнями. Последние помогали пополнять запас пресной воды и решать вопросы гигиены - вся команда в такие моменты высыпала на палубу в чем мать родила для приема душа. А некоторые затыкали шпигаты и устраивали из палубы шхуны огромную ванну. Дождевая вода переливалась от борта к борту в такт качке - ну прямо джакузи...

Иногда за штилевой день течением шхуну сносило назад. Когда же удавалось поймать ветер, шхуна развивала скорость не более 5-6 узлов. И все же 23 ноября “Эйша” приблизилась к о.Сиберут. До Паданга оставалось около 80 миль. Механический лаг показывал, что с момента выхода из лагуны острова Дирекшн пройдено 800 миль. Учитывая состояние навигационных и штурманских приборов на борту, нужно признать выдающиеся штурманские способности Гельмута фон Мюке.

Далее путь лежал в проливе Сифлауэр вдоль западного побережья Суматры. Район изобиловал коралловыми рифами, карт не было, поэтому ночью приходилось стоять на якоре. Днем же Мюке посылал наблюдателей на мачты, чтобы они по изменению цвета воды предупреждали о приближении к мели...

27 ноября “Эйша” вошла в порт Паданг, где стояли торговые суда под немецким флагом. Здесь Мюке продемонстрировал талант дипломата. Администрация порта, не желая осложнений с англичанами, патрулирующими здешние воды, попыталась интернировать шхуну на том основании, что она является трофеем, а не военным судном, а лейтенант Мюке без соответствующего приказа не может быть признан ее командиром. Мюке выразил протест и заявил, что вопрос о статусе его и шхуны может обсуждаться только с немецким командованием, и попросил связаться с ним. Ввиду невозможности это сделать и твердой позиции лейтенанта голландцы замяли вопрос и доставили на шхуну провизию и воду. А в картах, навигационных инструментах, мыле, зубных щетках и порошке отказали: по мнению голландских чиновников, это увеличивало “боевой потенциал” шхуны и нарушало законы нейтралитета. Посему немецким морякам предстояло продолжить плавание без карт и с нечищеными зубами. Вечером 28 декабря “Эйша” покинула Паданг.

За время стоянки Мюке удалось договориться о рандеву с капитаном торгового парохода “Чойсинг”, который, как оказалось, был включен в состав судов обеспечения крейсера “- Эмден”. 4 января “- Эйша” вышла в назначенную точку. Опять то штиль, то шторм. Мюке опасался разминуться с “Чойсингом” и организовал круглосуточное наблюдение за горизонтом... Только 14 декабря “Чойсинг” появился, но штормовая погода не позволила судам сблизиться. Назначив встречу под прикрытием небольшого островка, они разошлись. Ночью разразился самый сильный за все плавание “Эйши” шторм. Один за другим с треском лопались паруса, их обрывки тут же уносил ветер, менять парус во время такого шторма было безумием. Появилась реальная опасность, что плохо управляемую шхуну вынесет в зону прибоя и выбросит на риф. В темноте ночи были видны только обрушивающиеся на палубу пенные гребни... Но удача не отвернулась от немецких моряков. К утру шторм стал стихать, удалось поставить запасные паруса, а к моменту встречи с “Чойсингом” опять начался штиль. Пароход взял шхуну на буксир и привел ее в бухточку небольшого острова, где суда встали борт о борт. Мюке решил продолжить свою одиссею на пароходе, а шхуну затопить. Сняли ванты, в бортах ниже ватерлинии пробили отверстия. Экипаж “Эйши” с грустью наблюдал, как медленно тонет шхуна, служившая им домом в течение полутора месяцев, на которой они прошли 1709 миль. Когда шхуна скрылась под водой, прозвучал залп из винтовок. Так закончилось знаменитое плавание “Эйши”.

Путь в Красное море был закрыт английскими военными кораблями, но Мюке нашел на борту Чойсинга старый журнал, в котором рассказывалось о железной дороге в Йемене. Он твердо вознамерился найти эту дорогу.

Пройдя на “Чойсинге” Баб-эль-Мандебский пролив, десантники высадились на аравийском побережье Красного моря. Мюке поставил перед собой задачу вернуть на родину боеспособный отряд.

Ссылка на сообщение

Закреплённые сообщения
Praetor95

Караван моряков

Итак, мы оставили лейтенанта Мюке, когда он покинув борт Чойсинга высадился на аравийском побережье. Он знал,что где-то в Иёмене есть железная дорога и твердо возамерился туда добраться.

06.02. 1915.Сана. Сюда из г.Ходейда прибыл отряд немецких десантников с погибшего крейсера "Эмден" по командованием лейтенанта .Мюке, совершивших морской переход с Кокосовых о-вов до Аравийского побережья. Город Сана располагался в гористой местности путь к нему занял около 6 дней. У части моряков крейсера за это время появились. признаки заболевания малярией, поэтому часть больных пришлось нести.Из всего экипажа арабский язык знал только один матрос, раньше служивший в иностранном легионе. По уверениям турецких союзников в Сане должно быть всё необходимое , но на практике это оказалось не так.Обычная турецкая безалаберность. Однако кок крейсера не растерялся и местном базаре прикупил всю необходимую провизию. Так что матросы быстро пошли на поправку. Губернатор города различными проволочками оттягивал выход экипажа Эмдена из города, под предлогом скорого приезда необходимого чиновника из Стамбула. Мюке сообразил,что таким образом он намеривается использовать его отряд как подкрепление на случай вооруженного восстания местных племен,которые к тому времени Турция контролировала лишь номинально. Мюке разгадал этот маневр и поставил ультиматум. Вскоре подвернулся и подходящий случай: некий купец собирался передать деньги, однако изи за опасности войны не мог этого сделать. Тогда он вручил эти деньги Мюке, с условием выдать ему по прибытию в пункт назначения. Таким образом экипаж пополнил запасы казны и,что важнее получил легальный предлог для продолжения путешествия.

22.02.1915 лейт.Мюке увел свой отряд назад в г.Ходейда с целью попытаться добраться до центральной Турции водным путем по Красному морю. Ходейда (Йемен).

14.03.1915.17.00. Немецкий отряд моряков лейт.Мюке вышел в Красное море из бухты Ябана на двух самбуках и двинулся на северо-запад вдоль аравийского побережья. Во время отплытия одна из них затонула , но к счастью, моряков удалось спасти. Однако из -за переохлаждения у них вновь обострилась малярия.

28.03.1915 Лит (Аравия). Немецкий отряд лейт.Мюке двинулся через пустыню в г.Джидда. Он рассчитывал добраться до Мекки. Но он не подозревал ,что двинулся прямо в пасть льва. Ибо Мекка была оплотом местного сопротивления турецкому владычеству, имир Мекки Яхья мечтал о том,чтобы объединить племена. А его старший сын , о том,чтобы захватить каких -либо ценных иностранных заложников.В Лите Мюке купил верблюдов и посадил свои отряд на них. Так моряки впервые оказались на корабле пустыни. В Аравии до сих пор рассказывают истории и сказки о легендарном караване моряков.

31.03.1915 .Аравийский п-ов. Арабы-бедуины, атаковали отряд немецких моряков южнее г.Джидда. Позиция была плоха: с вершины барханов ложбина прекрасно простреливалась. Мюке не растерялся и приказал занять круговую оборону среди барханов., выставив свои 4 пулемета. О, пулемет , это самоё страшное оружие Первой мировой! Атака бедуинов захлебнулась в крови и они откатились с большими потерями. Они были не похожи на простых разбойников,: слишком многочисленны и хорошо организованы. так и оказалось.Один из моряков добыл в разведке винтовку бедуина: её оказалась ...новейшая английская Энфилд. Между прочим одна из лучших винтовок войны. На следующий день появился отряд старшего сына имира Яхьи. он принес свои извинения за нападение диких бедуинов- разбойников и пригласил моряков в лагерь, где беседовал с ними очень тепло, проводил их с отрядом до Джидды, предлагая и дальше следовать с ним в Мекку. Но Мюке не слишком то поверил в гостеприимство сына имира. Один из его моряков уже тайно провел переговоры с одним из рыбаков в Джидде, который пообещал ночью переправить их морем. Ночью, под покровом темноты , они скрытно погрузились на рыбацкое судно. Идти морем в Константинополь было нельзя путь преграждали английские суда. Ведь скоро должна была начаться знаменитая Галлиполлийская операция союзного флота.

После высадки моряки продолжили свой быть в поисках мифической железной дороги, существовавшей по видимому, только в мечтах сумасшедшего командира,Каждый день уверявшего,что еще немного и они поедут в Германию на поезде и уж там -то отдохнут. И вдруг, в один прекрасный день , о чудо , они увидели рельсы! То была действительно ветка недостроенной железной дороги! Их командир оказался прав, прав. вопреки здравому смыслу. Они сели на поезд на ближайшей станции и действительно поехали в Стамбул. Преодолев все трудности, 2 мая 1915 г. отряд прибыл в Константинополь. А так как день их приезда,совпал по времени со снятием осады с турецкой столицы, их встречали как освободителей. Потом их переправили через Дарданнеллы в Болгарию, а оттуда в Германию. В Германии экипаж крейсера встречали как национальных героев: ведь они были единственными кто добрался до Германии из всего Тихоокеанского флота! .Примечательно ,что при встрече лейтенант Мюке доложил: Командир десантной группы крейсера Эмден и вручил корабельный флаг крейсера, пронесенный ими через полмира!

Все они были награждены Железными Крестами.

Дальнейшая судьба моряков десантной группы печальна. Большинство из них погибло на фронтах

Дальнейшая судьба Мюке. По возвращению на родину почти сразу он опубликовал небольшую книгу о своем плавании на ”Эйше”. Позже получил назначение старпомом на легкий крейсер ”Ниобе” .После недолгого пребывания в Германии Мюке пришлось воевать на Ефрате командиром германо-турецкой флотилии , позже он командовал катерами на Дунае, а когда настал его час, катера Дунайской флотилии вошли в Севастополь, и именно капитан-лейтенант Мюке поднял немецкие флаги на захваченных российских кораблях за три дня до прихода в Крым линейного крейсера "Гебена". Как поразительно сплетаются нити Истории!

После капитуляции Германии, выйдя в отставку в звании корветтен-капитана (капитана 3-го ранга), Мюке активно занялся политикой и публикацией книг и статей о действиях ”Эмдена” и своем плавании на ”- Эйше”. После первой мировой войны он стал убежденным пацифистом и призывал к отказу от войн и разоружению. К слову, на мой взгляд, когда против войны говорит трус -это мерзко, но когда против войны выступает герой - это заслуживает уважения. С приходом к власти нацистов, против которой он выступил публично, его лишают пенсии и звания, фактически обрекая на нищету, он вынужден продать дом. В 1937-1938 он попадает в концлагерь за политические взгляды, но даже гестапо не решилось долго держать в своих застенках национального героя и кумира молодежи. А после войны Мюке стал борцом за мир и призывал к миру во всем мире.

Старый моряк Гельмут фон Мюке умер 30 июля 1957 г. в возрасте 76 лет.

Изменено пользователем Praetor95
Ссылка на сообщение

Ермак

Спасибо. Очень интересно.

Ссылка на сообщение

Гость
Эта тема закрыта для публикации сообщений.
  • Ответы 2
  • Создано
  • Последний ответ
  • Просмотры 6662

Лучшие авторы в этой теме

  • Praetor95

    2

  • Ермак

    1

Популярные дни

Лучшие авторы в этой теме

Популярные дни

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу

  • Модераторы онлайн

    • Henry Piast
    • Adjudicator
    • alexis
    • Alterus


Copyright © 2008-2021 Strategium.ru Powered by Invision Community

×
×
  • Создать...